Это было круто. За те 16 дней, что мы провели вместе в Плайа-дель-Кармен, спали мы, кажется, часов двадцать в общей сложности.

Все ночи напролет мы тусовались на крыше, гуляли по пляжу, иногда навещали какой-нибудь безвкусный ночной клуб, орали в караоке вместе с мексиканцами или крутили попами под звуки сальсы, пока силы окончательно не покидали нас. После шли обратно на крышу, открывали новую бутылку вина, я закручивал джоинт и ночь продолжалась.

На стене хостела, где я жил, и который на эти две недели стал нашим общим домом, баром и кофе-шопом, красовался Иисус в розовой рамке. Когда под утро мы расходились по домам, то глядя в его полузакрытые расслабленные и немного уставшие глаза, мы понимали, что он нас понимает, как никто другой. Не лучшая его фотка кстати.

9 июня у меня вдруг случился день рождения. Второй в году, так решили Оля с Ирой. Пиньята по имени Фреса была подарком, не считая тонн конфетти, которые они на меня высыпали в тот день. Жалко было уборщицу, добрая такая.

Каждый день, ей богу, каждый, мы пытались придумать что-то, чтобы новый день не был похож на предыдущий. Мы знали, что однажды я уеду, и потому было бы непростительной глупостью тратить время на что-то обычное. Однажды мы решили, что вопреки глупостям, происходящим сейчас то тут, то там, пора бы своими силами по-настоящему наладить отношения между странами. Я лепил пельмени, девочки вареники. По мнению судей победитель выявлен не был, зато была ничья, набитые животы и полный стол муки. Да и не только стол, если честно.

В один из дней мы поехали на поиски одного из сеноте, крастовых озер, которыми богат штат Юкатан. По сути просто озеро, вот только вода в нем настолько прозрачная и чистая, что горные реки Доминики мне показались уже не такими кристальными. На входе было написано, что сегодня закрыто, но знаете, для наших желаний же нет барьеров на самом деле. Поэтому перебравшись через два забора, мы уже через 20 минут купались в одних из самых чистых вод, что мне довелось видеть в жизни.

Мы не умели останавливаться. Дни начинались рано, а заканчивались уже под утро. Давно я так не напрягал мышцы лица. Мы улыбались, смеялись, кричали и пели. Шестнадцать дней. По ходу теперь, если верить ученым, мы будем жить вечно.

Но все имеет конец, и потому 21го июня я снова, уже в сотый раз собрал рюкзак, позавтракал такосами и отправился на пирамиду Коба, где я планировал незаметно для охраны забраться на самый верх и провести там всю ночь, не взирая на законы и запреты. Но тут мы с вами, пожалуй, остановимся ненадолго. Как обычно, оп, интрига.
Всем мир, ребятки. Все ништяк