Итак, пора заканчивать с Кубой. И сделаем мы это со свойственной мне беспечностью. Я все скажу прямо, как думаю, как чувствую.. объективностью и не запахнет. А вы уж делайте выводы, верить пацану или нет.

Пожалуй, первое, что бросилось вам в глаза, это фотка. Тут конечно, не обошлось без иронии. Разумеется, Куба не сакс, не щит, и даже не писофщит… она удивительна, неповторима и заслуживает пристального внимания. Но на красных мостах, знаете ли, хорошие слова ножницами царапать не принято, поэтому мое послание кубинцам осталось в духе старого доброго вандализма.
Если присмотреться, то можно заметить, что на букве U я внезпно закончил обводить свой шедевр. Именно в этот момент меня подобрали те самые братья-близнецы, один из которых чуть позже облизывал лицо не самой красивой кубинской женщины, ну вы помните.
Что ж, теперь вы даже знаете предысторию картинки, а значит на этом мое вступление закончено, занавес открывается, раздаются бурные авации, на сцене его высочество Социализм со своей дочкой Кубой. Встречайте!

Я в прошлом. Незабываемое чувство. Помните 89-й год? Я тогда родился. Я лично нихера не помню, но знаю, что через два года Союза не станет. Позже, когда я буду учиться в школе, мне много про него расскажут, покажут и даже споют. Я часто спрашивал у родителей, родственников, бабушки, как оно там, вообще, было то. Спокойно? Страшно? Уверенно? Безнадежно? Но за свои 25 я так и не смог разобраться, было ли там хорошо, или же невыносимо плохо. Есть песня одна. Там он поет: «Очень хочется в Советский Союз». Но в своих диалогах я всегда натыкался на две стороны этой медали, и потому до самого приезда на Кубу не понимал, бредит чувак, или нет. Но машина времени под названием Ан-24 перенесла меня примерно туда же, откуда я родом. И даже похеру, что здесь пальмы, море и загорелые люди. Здесь настоящий социализм, и мне этого достаточно.

Кстати, кто он такой, этот социализм? Нет, не в теории, не в книжке, а здесь, когда все по-настоящему. Оказалось, что это не совсем то, чему меня учили в школе. На практике Он куда более человечен, то есть неидеален, эгоистичен и противен. Начнем с того, что это по-прежнему власть одного человека. Ну или семьи, что не сильно меняет суть дела. Если вы думаете, что этот самый социум, от которого слово и происходит, здесь имеет силу, то вы ошибаетесь. Социализм — это когда все работают на свою страну, отдавая ей большую часть результатов своего труда, себе оставляют что разрешат, а платить за все материальные вещи по-прежнему нужно. Короче, полный шлак это, я вам скажу. Все эти цитаты Кастро звучат так же реалистично, как статус вконтакте у 14летней девочки-ванильки. Не, ну серьезно, вы только почитайте их:
«Умереть за родину — значит жить.»
«Можете осуждать меня. Это не имеет значения — история меня оправдает»
«Капитализм отвратителен. Он несет лишь войну, лицемерие и соперничество.»
«Тот, у кого есть компьютер, располагает всеми опубликованными знаниями.»
«Лучшим президентом для США мог бы стать робот.»
«Наша страна — это рай в духовном смысле этого слова. И, как я многократно говорил, мы предпочитаем умереть в раю, чем выживать в аду.»

Я не спорю, этот бородач умеет сказануть красиво. Еще и настолько коротко и ясно, что даже дурак поймет, что он имеет в виду. Вот только при всей его ненависти к капитализму, он лично жал руку человеку, открывшему отель, а котором я сидел в интернете, и сам лично присвоил ему статус в пять звезд. Это я к тому, что вождь не только не против туризма, здесь уже есть все для него. Да да, для тех самых «отвратительных» капиталистов. Не хватает только большого плаката в космосе «А ты уже был на Кубе?» Это как говорить, что ненавижу коров, но пить их молоко. Или говорить, что люблю животных, застегивая на себе новую норковую шубку. Это значит быть нечестным. И именно таким для меня останется режим на Острове Свободы. Эгоистичным, больным и лживым. И я даже говорить о нем больше не хочу, ибо те, кто считают, что мне нравится писать о негативе, сильно ошибаются.

Не смотря на то, что я искренне считаю, что перед рождением кубинцам на рулетке выпало не самое счастливое число, они замечательны. Они открыты и гостеприимны. Когда я только сюда летел, то почему-то представлял себе, как на закате стучусь в дверь первого попавшегося дома, мне открывают и без лишних слов пускают переночевать. Эта картина так и осталась в моем воображении, я так и не смог все проверить в точности, как представлял. Но уверяю вас, такие понятия, как помощь, поддержка и сострадание — здесь не просто слова, эти люди знают, что это такое.
Они скромные и простые. Тогда же в самолете, когда я только зашел, то сразу понял, что лицемерия и пафоса я в этой стране не увижу. В тот самый момент, когда пассажиры поднимаются по трапу на борт, и их торжественно во все 32 зуба приветствует экипаж корабля, кубинский стюарт стоял в проходе и с каменным лицом молча доедал свой бутерброд с сыром. Вот она! Вот она, честность! Пока ты наслаждаешься лживыми улыбками работников крупных авиакомпаний, этот чувак просто доедает свой бутер. «Мы с этим народом найдем общий язык» — подумал я.

Весь месяц я чувствовал себя спокойно и уверенно. Это не означает, что в других местах я был вечно на измене и никогда вам об этом не говорил. Нет, просто здесь действительно было что-то домашнее. Дажа в глазах тех ментов, что не давали мне поспать на автовокзале, я разглядел что-то родное, такое понимающее и человечное, но неспособное противостоять машине режима. А то как на меня смотрели у Хуана на районе? Аккуратно, еле заметно, немного стеснительно. Меня не набрасывались разглядывать, как это происходит в Африке, мои немногословные отношения с соседями здесь были крайне тактичными и уважительными. Если задуматься, то подобного здорового отношения к «чужаку» я давно на себе не испытывал. Всегда была какая-то дистанция, доля дискомфорта… Здесь же нет. Я чувствовал себя как дома, и в этом заслуга не только одного Хуана.

Да, они пьют. Много, часто и самозабвенно. На своем пути я повстречал немало поддатых личностей, но хоть бы кто из них мне чего не так сделал! Нет же, когда пил Хуан, то единственный вопрос, который играл из него на повторе, был: «Ты не голоден? Поел?»
Когда я только к нему зашел в первый день, то, как я позже понял, он отдал мне свою, единственную оставшуюся тарелку еды. Его сосед, который живет не сильно богаче, увидев, что я купил кукурузные хлопья, без лишних разговоров просто принес мне свои остатки сухого молока, чтобы было вкуснее. Здесь в людях есть красота, и чем дальше ты от отелей, тем ее больше. Я даже сейчас задумался, а ведь и правда, все те немногие, кто был со мной груб, неуважителен либо безразличен, встречались именно в тех местах, где турист уже давно не в диковинку.

Куба неповторима. Пока что, разумеется. Каждый день я просто выходил из дома и шел гулять. Налево, направо, куда угодно, долго, пока плеер не сядет совсем. За тот месяц я так и не потярел к ней интереса. Каждый день я смотрел на нее с удивлением, жадно и со страстью. Однажды все поменяется, и даже не важно через год или десять. Все в мире со временем разрушается. И я бы со всей уверенностью рекомендовал каждому, кто хочет увидеть мир, ни в коем случае не забыть про Кубу. Она яркая, контрастная, эмоциональная и темпераментная. Прямо как дама из ваших мечт. Но умоляю, держитесь подальше от отелей — вам же не нужна резиновая женщина, да еще и с нехилой наценкой. И запомните, все трудности, с которыми вы встретитесь здесь, все отрицательные эмоции, которые получите, все проблемы, которыми наградит вас эта страна — все это вам подарит система. Режим, строй, правительство… эти слова просто пропитаны грязью. А вот когда вы ее ототрете, то обязательно влюбитесь в Кубу. Потому что страна — это люди. А люди здесь — золотые.
Всем мир.