За окном херачит проливной дождь. Неба не видно, вместо него однородная серая масса, которая даже не движется, от чего чувство потерянности накатывает с новой силой. От дикой влажности борода кудрявится как шевелюра Леонтьева, а серая уютность вокруг позволяет думать лишь о прошлом — идеальный момент, чтобы немного постучать по клавиатуре.

Моя Мексика началась бодро, с самого начала. Выйдя из аэропорта, я попытался снять немного денег в ближайшем банкомате, потом еще в одном и еще. Все три наотрез отказались выдавать мне кэш. Как сказали местные, следующий банк уже на подъезде к Канкуну, что в переводе в шкалу геморроя означало километров так 15. Я уже было подумал о том, чтобы идти на трассу и стопить до города, но, как это обычно бывает, внезапно разговорился с одним чуваком. Он сказал, что ждет трех кубинцев, которые должны в течение часа прилететь, и что, если я готов подождать с ним, то они меня вместе подбросят до Канкуна.

Еще в самолете я познакомился с двумя голландцами. Парень с девочкой начали с Кубы и после перелета в Мексику собирались провести в центральной Америке около 5 месяцев. В них я узнал себя двухлетней давности. Волнение, кучи вопросов, трепет перед новой страной, огонь в глазах, рука в руке, все дела. Они вернутся уже другими. Я сидел рядом и смущая их своим навязчивым взглядом пытался представить их лица через полгода. Мимику, отношение к миру, друг к другу, к окружающим. Они вернутся другими, я знаю. Это волшебство, и оно доступно нам здесь, на земле. Не нужны ни волшебники, ни фокусники, ни маги. Можно все испытать самому, просто однажды отправившись в дальний путь.

На предложение подождать кубинцев я, разумеется, согласился. Так что следующий час мы сидели втроем: я, пацан и мой русско-испанский словарь 1978 года, который мне подогнал Хуан в один из первых дней на Кубе. Из нашего разговора мне удалось понять, что та самая кубинская троица в компании с моим новым знакомым мексиканцем проворачивают какие-то большие дела. Шмотки, сигары, обувь — да чего они только через границу не возят. Кубинцы оказались уже весьма пожилого возраста, две женщины и мужчина. И да, они совсем не обрадовались, узнав, что чувак решил меня выручить, и что мы поедем вместе. Они со мной ни поздоровались, ни сказали ни слова по дороге к Канкуну и в итоге даже не попрощались. По ходу народ был слишком крут и опасен, чтобы болтать с челядью типа меня. Поржал над этим, выйдя из машины в центре Канкуна. Кстати, вы можете поверить в то, что оказавшись в случайном месте огромного незнакомого мегаполиса и не помня ничего кроме названия хостела, я нашел его уже через 30 минут? Просто пошел налево, а пришел куда надо. Я, кажется, уже на запах определяю в каком направлении можно поспать, где поесть, а где и чего еще раздобыть. Забавно.

Вернулся с пляжа. Ветер с дождем все никак не успокаиваются. Стою на этом мокром от дождя песке, все вокруг летает, брызги, водоросли, листья, песок. Сразу вспомнил ночь на Доминикане, когда такой же ветер сорвал палатку, и мне пришлось дрожащими от холода пальцами развязывать затянутые узлы и, выкрикивая судьбе унизительные прилагательные, перетаскивать свое жилище в более спокойное место.

На третий день в Канкуне я встретил Сашу. Ну вы помните, я писал о нем раньше. Так у меня, пожалуй, впервые за весь трип появился настоящий русский кореш. Однажды он мне сказал: «Чувак, а пошли ловить крокодила!». Да, черт возьми, у нас были большие планы. В них входила самодельная удочка из бамбука, леска и кусок курицы на конце. Но на следующий день зарядили дожди, а потом пацан улетел в Москву. Так что крокодилы остались вообще без внимания, что, вероятно, таким образом сохранило нам жизни.
Саня познакомил меня с Ирой. Дівчина живет и работает в соседнем Плайа-дель-Кармен. За день до того, как переехать туда, я вспомнил, что недалеко от центра Канкуна стоит старая вышка, которая раньше была частью старого аэропорта. Калитка на входе закрыта, табличка пестрит угрозами на испанском. Что-то типа: «Вход запрещен. Те, кто ослушается, будут иметь дело с полицией.» Там еще местечко такое, блин — она прямо в центре автомобильного круга стоит, так что 24 часа в сутки и 60 минут в часу там полнейший ажиотаж. Но все прошло удачно. Посидел там на верху полчаса, заценил закат и пошел собирать рюкзак.

И вот я здесь, в Плайа-дель-Кармен. Кутим втроем, я, Ира и Оля. Какой сегодня день? Какой месяц? Я не знаю, да и не хочу. Вы бы только знали, как меня раздражает эта американская виза. Сейчас это, пожалуй, единственное, что заставляет меня срываться и двигаться дальше. Сраный дедлайн, рамки, в которые я сам себя однажды загнал.
Начинаю постепенно проникаться Мексикой, понемногу вырываю ее настоящую из контекста пошлых туристических мест. Но я знаю, тру начнется когда я уеду с побережья и окажусь в центральной ее части. Там все будет по-другому, а пока вот вам девять случайных моментов моей мексиканской жизни.
Всем мир, ребятки. Все ништяк.